Горячие новости

   26 Апреля 2018, 16:23
 

В Орде

За степью, в приволжских песках,

Широкое алое солнце тонуло.

Ребенок уснул у тебя на руках,

Ты вышла из душной кибитки, взглянула

На кровь, что в зеркальные соли текла,

На солнце, лежавшее точно на блюде, -

И сладкой отрадой стенного, сухого тепла

Подуло в лицо твое, в потные смуглые груди.

Великий был стан за тобой:

Скрипели колеса, верблюды ревели,

Костры, разгораясь, в дыму пламенели

И пыль поднималась багровою тьмой.

Ты. девочка, тихая сердцем и взором,

Ты знала ль в тот вечер, садясь на песок.

Что сонный ребенок, державший твой темный сосок.

Тот самый Могол, о котором

Во веки веков не забудет земля?

Ты знала ли, Мать, что и я

Восславлю его, - что не надо мне рая,

Христа, Галилеи и лилий ее полевых,

Что я не смиреннее их, -

Атиллы, Тимура, Мамая,

Что я их достоин, когда.

Наскучив таиться за ложью,

Рву древнюю хартию божью.

Насилую, режу, и граблю, и жгу города?

- Погасла за степью слюда,

Дрожащее солнце в песках потонуло.

Ты скучно в померкшее небо взглянула

И, тихо вздохнувши, опять опустила глаза...

Несметною ратью чернели воза,

И синеющей ночи прохладой и горечью дуло.

Вопрос - ответ